Культурное наследие, Методическая работа

А. Глушанина: Колокол (ч.1)

Методическая работа

Автор: Глушанина А.В.

КОЛОКОЛ
1 часть

(Читать Колокол — 2 часть)

Содержание

Введение
I раздел: Колокольный звон
1. Загадка колокола
2. Предшественники колокола: Иерихонская труба и старое доброе било
3. Откуда пришёл колокол?
4. Колокола на Руси
5. Форма колокола
6. О звонницах и колокольнях
7. Церковные звоны
8. И ещё раз о звуке
9. Во все колокола
II раздел: Из истории церкви и богослужебного пения
1. О пении как составной части богослужения
2. Характер и стиль обиходного пения
3. Духовная общность русского и белорусского народов
4. Информационно-просветительская деятельность в области распространения знаний о колокольном звоне церковных песнопений как составной части богослужения
Заключение

Список используемой литературы

1. А.И.Цветаева, Н.К.Сараджев «Мастер волшебного звона» (М., «Музыка» 1986г.).
2. Б.В.Асафьев. Научные труды
3. Библия Ветхий Завет
4. Н. Кабанова «О царь– колоколе, бубенцах, валдайских колокольчиках, о биле и иерихонских трубах»
5. А.Ф.Кашпур Статьи
6. Б.Берёзкин Статьи
7. В.Мартышкин Статьи
8. И.Назина Статьи
9. «Становление и развитие национальных традиций в русском хоровом искусстве» (сб. статей, Ленинград 1982г.)
10. П.В.Халабузарь, В.С.Попов «Теория и методика музыкального воспитания» (С.-П. 2000г.)
11. К.Ф.Никольская-Береговая «Русская вокально-хоровая школа. От древности до XXI века» (М., «Владос» 2003г.)

Введение

Цель работы: показать значимость колокольного звона и песнопений для духовного развития человека, а также их роль в богослужении.

Наши предки стремились поднять бытовой уклад до уровня богослужения, а не опустить богослужение до уровня обыденности. Пение и колокольный звон являются неотъемлемой частью церковной службы, они стали не только религиозными, но и философскими, и художественными символами жизни человека. Колокольный звон – это феномен, во многом не похожий на другие музыкальные явления. Он одухотворён. Это глас Божий многовещий, нисходящий к народу. На протяжении столетий он был неотъемлемой частью жизни нашего народа.

Наступил XX век. После октябрьской революции 1917 года начал строится новый мир – и «полетели древние гласы» на переплавку. Первые станции московского метро и другие памятники того времени поблёскивали старинной колокольной медью. Однако, конец XX века ознаменовался возрождением православия. Не только храмы, но и колокола начинают звонить, создаются школы звонарей. И если храм – это крепость веры, то колокол – это голос храма, который должен петь вечно!

Священные песнопения находятся в самой тесной связи с молитвой и составляют весьма важную часть богослужения. Каждое таинство, молитвословие сопровождается в церкви песнопением. Это пение способно производить на слушателя глубокое и неотразимое впечатление. Оно воздействует на самые различные глубинные и тончайшие человеческие чувства. В начале XX века хоровое церковное пение достигло большого расцвета; почти во всех православных русских храмах были достаточно профессиональные церковные хоры. Московский Синодальный хор занял одно из ведущих мест в системе хорового образования и хорового исполнительства в России. В этом хоре получили воспитание и образование блестящие дирижёры, композиторы и хоровые деятели. В 1918 году с ликвидацией Синодального училища прекратил также своё существование и Синодальный хор.

Богослужебное пение Русской Православной Церкви твёрдо стало на путь строгой церковности, где текст песнопений имеет главенствующее значение и где используются, главным образом, древние обиходные мелодии. На протяжении многих веков Русская православная Церковь знает только вокальную музыку. Но духовную музыку можно услышать не только в храмах, проводятся Фестивали православных песнопений, в которых принимают участие и светские хоровые коллективы.

Мы считаем, что проблемы колокольного звона и православного песнопения актуальны, так как на сегодняшний день ставится вопрос духовного возрождения человека.

Нами были использованы труды: А.Ф.Кашпура, Б.Берёзкина, В.Мартышкина, И.Назиной и др., в которых поднимались вопросы значения колокольного звона в истории христианства, а также влияния колокольного звона на жизнь, здоровье и состояние человека и о пении, как о составной части богослужения.

I раздел Колокольный звон

Колокольный звон – это феномен, во многом не похожий на другие музыкальные явления. Он одухотворён. Это глас Божий многовещий, нисходящий к народу.

Колокольные звоны на протяжении столетий были неотъемлемой частью жизни нашего народа. Предки наши стремились поднять бытовой уклад до уровня богослужения, а не опустить богослужение до уровня обыденности.

Колокольный звон стал не только религиозным, но и философским, художественным символом человеческой жизни. Накануне крушения православного русского государства великий русский композитор С.В.Рахманинов, с ранних лет увлечённый колокольным звоном и не раз передававший его в своих произведениях, интуитивно выражая русскую судьбу, в 1913 году создаёт поэму для симфонического оркестра, хора и солистов под названием «Колокола», одну из вершин вокально-симфонической музыки XX века (состав исполнителей: драматическое сопрано, тенор, баритон, хор, оркестр, орган). Симфоническая поэма написана под впечатлением от стихотворения американского поэта Эдгара Аллана По (в переводе К.Бальмонта) «Колокола и колокольчики», но образы стихотворения «обрели русскую «плоть» и «кровь», сохранив вместе с тем своё обобщённое философско-поэтическое значение». Четыре части – периоды жизни человека: безоблачная ликующая юность, радостная молодость, пора зрелости, полная борьбы и испытаний и неотвратимое завершение человеческого бытия – смерть. Этим периодам жизни соответствует своя музыкальная тема – звон колоколов. Их звучание передаёт различный смысл каждой части. Картина зимнего санного пути с серебристым звоном поддужных колокольчиков, разносящихся в морозном воздухе, сменяет согласье «золотых колоколов», возвещающих о свадьбе. Картина страшного пожара, «воющий набат» гулкой бронзы сменяется финалом, когда монотонно гудит погребальный колокол, вещающий о печали похорон.

Колокол в русской культуре – один из наименее изученных инструментов. Удивительный, загадочный инструмент. Колокола не прижились в симфоническом оркестре, там их заменили набором металлических трубок, подвешенных на специальной раме, колокольчики заменили металлофоном. Не всё, что способно издавать звуки, нужно использовать в качестве музыкальных инструментов.

Колокол – для спасения людей! Он – единственный инструмент, используемый Православной церковью, тесно связанный с христианским обрядом. На Руси сложился особый тип ритмической игры на колоколах, где ведущая роль принадлежит не мелодической линии в её традиционном понимании, а гармонии и тембру, в отличие от западноевропейской культуры, где главенствует мелодия.

На Руси колокольный звон искусством не считался. Никто до конца XIX века сбором исторического материала о звоне, о том, что ему присущи черты народного музыкального искусства, не занимался. Заслуга в этом принадлежит как знаменитым музыкантам-исследователям – Б.А.Рыбакову, С.Рыбакову, С.В.Смоленскому, А.Д.Кастальскому – так и малоизвестным подвижникам: ростовскому священнику Аристарху Израилеву — первому русскому акустику и исследователю колокольного звона, новгородскому регенту и композитору Покровскому, московским звонарям: А.М.Смагину, А.Кусакину, К.К.Сараджеву, П.Гедике, фольклористке Лебедевой.

Хочется немного остановиться на деятельности поистине уникального человека, мастера колокольного звона Константина Константиновича Сараджева, выделявшегося среди своих коллег-музыкантов исключительной силой своего природного дара (слышал в октаве, состоявшей из семи нот 1701 звук, т.е. в каждой ноте слышал 121 её бемоль и 121 её диез). Художника-новатора, создавшего новый, неслыханный ранее род музыки – колокольные поэмы, стремившегося сохранить для будущих поколений колокольный звон, как уникальный пласт русской культуры. На протяжении своей жизни К.К.Сараждева тянуло к чему-то более значительному – к новому роду музыки, к новой музыкальной гармонии, где русские колокола служили средством достижения художественных целей. Он пытался художественно осмыслить возможности тех звуковых средств, которые ранее либо вовсе не признавались допустимыми, либо имели сравнительно ограниченную область применения. Своеобразие изысканий К.К.Сараджева по пути создания колокольной музыки заключалось в том, что он соединил окраску колокольного звучания с его специфическим ритмом, проистекающим из ударной природы колокола.

К несчастью, только что начавшееся изучение колокольного звона внезапно прекратилось в связи с воинствующей антирелигиозной компанией, начавшейся после Октябрьской революции 1917 года, которая закончилась почти полным уничтожением колоколов и запрещением звонов.

Многие годы колокольные звоны предавались забвению, именно поэтому хотелось вызвать живой интерес музыкантов-профессионалов, теоретиков, энтузиастов для возрождения этого вида народного музыкального искусства в Беларуси.

Загадка колокола

К колоколу на Руси отношение с глубокой древности было особенным. Нам достались полные загадок и таинства рассказы. Придания и былины о колоколах, о том, как колокольный звон отводит дьявольские козни, болезни, бури и молнии; как колокол не раз звонил «сам по себе», предрекая войну, голод или смерть государя; как за неугодный звон по воле царей колокола «казнили» пред народом: били батогами, отрубали ухо и отправляли в ссылку. Попав в неволю в чужие земли, колокол мог вдруг замолчать. Так случилось с колоколом святой Богородицы, который князь А.В.Суздальский решил забрать из Владимира. «И колокол не начал звонити, яко же был в Володимире; и виде Александр, яко сгрубил святой Богородице, и повелел его паки везти в Володимир и поставиша его в своё место, и паки бысть глас яко же и прежде угоден».

В чём же загадка колокола? Откуда в нём столько притягательных свойств, столько чудесных сил, обращённых к одушевлённой неодушевлённой природе?

Колокол – это предмет церковный. И прежде, чем поднять его на колокольню, колокол всегда освящался священником, т.е. ему испрашивалось Божие благословение и сила: «…И ныне, Владыка Пресвятый,.. небесным святым Твоим благословением и благодатию всеосвящающего Твоего Духа благослови и освяти, и влей вонь силу благодати Твоея, яко да услышавшее верни раби Твои глас звука его, в благочестии и вере укрепятся, и мужественно всем диавольским наветам сопротивостанут,.. к церкви же на молитву… во дни и в нощи спешно, яко ведами, да уталятся же, и утишатся, и перестанут наподдающие бури ветреныя, гради же и вихри, и громы страшны, и молнии, и злорадстворении и вреднии воздуси гласом его…»

Напутствуемый такою церковною молитвой, колокольный звон уже не мог быть пуст и прост. Вот и утешал, и прекращал он бури и молнии, освящал своим звоном воздух и изгонял из него вредоносные силы. А человека укреплял в благочестии и вере, наставлял молитвою и славословием противостоять «всем диавольским наветам». Слыша церковный звон, в старое время народ снимал шапки и крестился, призывая на себя благодать Божию. И уставшая, страждущая душа умиротворялась и напитывалась радостью, а грешная с беспокойством оборачивалась.

Колокольному звону, собирающему прихожан на богослужение, было дано точное название – благовест, что значит «добрая радостная весть». Как благовестие переводится на русский язык и слово «Евангелие». Весть эта о Христе. Который вторым своим пришествием в конце мира будет судить живых и мёртвых. И совершится изменение живых людей в бессмертные существа и Воскресение умерших. Сам Господь говорит, что при конце мира «пошлёт ангелов Своих с трубою громогласною». Эту громогласную архангельскую трубу и призван напоминать нам колокольный благовест.

Через колокол укрепляли русские люди священную связь с Творцом. Наполняли свои храмы удивительным изобилием колоколов: от небольших — до поражавших мир, громадных великанов. Колокола плакали, стонали, молились о русской земле в годы лихолетий. Когда же приходил конец страшной войне, то ничто не могло сказать людям сильнее о народной радости, как мощные победные ликующие трезвоны колокола. И издревле повелось, что самым горьким названием для побеждённого города и народа, означавшим потерю воли, было лишение колоколов. В междоусобных войнах князья забирали друг у друга вечевые колокола. Государи, воюя, как важный военный трофей привозили иноземные «пленные колокола». А в 20-е годы XX века это страшное лишение постигло всю русскую землю. Богоборцы отняли у России колокола. Пустые глазницы колоколен и разрушенных храмов осиротело, с укоризной взирали на суету целого поколения людей, не знавших храма, Бога и поднебесного певца – колокола.

Колокола

Поэтому не удивительно, что не только вы, но и ваши родители, бабушки и дедушки с интересом вслушиваются и всматриваются, сегодня в благовестящие колокольни. Заново налаживают для себя люди связь с Творцом неба и земли. Возрождаются монастыри и церковные приходы, возрождается колокол и славное русское звонарное искусство. При храмах открываются детские воскресные школы, и не редкость в них – маленькие звонницы с колоколами. Здесь детям рассказывают о колоколах и учат колокольному звону. От этих детских звонниц совсем недалеко до настоящей колокольни.

Предшественники колокола: иерихонская труба и старое доброе било

Много-много лет назад вместо колокола были совсем другие инструменты. Ветхий Завет рассказывает нам, что святой пророк и боговидец Моисей вывел евреев из Египта, где притеснялись они египтянами, и по велению Божию устроил семь серебряных труб. Их громкие звуки далеко оглашали окружающую местность, собирая этот народ пред дверьми древнего храма-скинии. Через сорок лет блуждания по пустыне Господь привёл евреев в обетованную землю, цветущую и плодородную, к городу Иерихон. Жители Иерихона были воинственны, а стены города неприступны. Господь же указал Иисусу Навину с еврейскими священниками обойти вокруг города со своими святынями семь раз, трубя в трубы. Они проделали это, и стены города упали сами собой. Жители в ужасе разбежались, а евреи поселились на указанном Господом месте. С тех пор церковные трубы именовались иерихонскими.

Вы знаете, как Сын Божий был послан на землю, как был распят и умер на Кресте, и воскрес, освободив всех от смерти. Многие люди от апостолов принимали Его божественное учение. Язычники, которые не веровали в Спасителя, жестоко преследовали первых христиан. Вынужденные скрываться, собирались они в потаённых местах – пещерах, катакомбах возносить Господу свои тёплые молитвы. Узнавали о собраниях через вестовщиков изустно. Отдельные историки утверждают, что вестники эти, бегая от дома к дому, собирали паству звоном бубенчика.

В IV веке могущественный римский император Константин Великий сам принял христианство и во всех землях громадной Римской империи дал свободу христианским общинам. Вновь появились иерихонские трубы. Христиане под звуки с пением «Аллилуйя» ходили по улицам, призывая на молитву. Были ещё и будильные молотки-колотушки. Ими ударяли в дверь или специальную доску. Такие простые приспособления – деревянные и металлические доски с молоточком крепко прижились в последующие века на православном Востоке. Греки называли их симандрами. Позже на Руси их будут именовать «древом», «током», «клепалом», а чаще «билом».

До сих пор этим инструментом с негромким деревянным голосом, дешёвым и простым в изготовлении, продолжают пользоваться многие обители и скиты: палестинские, сирийские, греческие на Афоне. «Мы бедны, — рассуждал грек одного из монастырей Святой Афонской Горы, на колокола у нас денег нет, а доска найдётся, и било сумеем сделать сами».

Колокольная традиция мало разовьётся на Востоке. С XV века Малая Азия и Балканский полуостров окажутся во власти турок-мусульман. Турки запрещали звонить в колокола, которые, по их убеждению, беспокоят витающие души мёртвых. Выручало православные народы било.
А в древних рукописях сохранилось ещё одно объяснение почтения к билу. «Колокола не держат во Святой Софии, но бильцо мало в руце держа, клепают на заутрене… Било же держат по ангелову внушению, а в колоколы латыни звонят», — так писал архиепископ новгородский Антоний, путешествуя во Царьград (русское название Константинополя) о Софийском соборе в XIII веке.

И на Руси в первые века христианства било пользовалось преимуществом. Летопись, повествующая о крещении Руси (988г.), подробно перечисляет церковную утварь, привезённую равноапостольным князем Владимиром из Византии в Киев, вовсе не упоминает колокола. В древнем Киево-Печёрском монастыре игумен преподобный Феодосий для оповещения братии применял било, по уставу греческого Студийского монастыря, где монахи славились строгим благочестием и суровой жизнью. Остальные же русские монастыри следовали правилу Печёрской обители. Даже в пору расцвета колокололитейного искусства на Руси отдельные скиты и монастыри по-прежнему использовали било.

Как же устроено било? Подразделяются била на «большие» и «малые». Обычный вид малого била или «малого древа», как его именуют, напоминает двухвёсельную доску с вырезкой посередине для удобства держания левой рукой. Правой рукой держат молоток. Длина малого била приближается к трём аршинам (два метра тринадцать сантиметров), а ширина к трём вершкам (тринадцать сантиметров). В своих окончаниях обычно доска бывает более тонкой, чем в середине, где находится выемка для руки.

Большое било или «великое било», «великое древо» представляет собою толстую доску до трёх саженей (чуть более шести метров). Ударяют в великое било сильно, «тяжко». Оно вешается при церкви на особых перекладинах или на глаголях. Бил бывает по нескольку: будничные, средние и праздничные (см. рисунок).

Металлическое било в экспозиции старорусского краеведческого музея
Металлическое било в экспозиции старорусского краеведческого музея

Металлическое било

Клепало – это металлическое (из меди или чугуна) полукольцо или короткая доска, по которой ударяют железным молотком. Известен также пример каменного била. Таким билом пользовались в Соловецкой обители во времена её основателя игумена преподобного Зосимы в XV веке.

Удары по билу и клепалу называются «клепаниями». Для деревянного била используют наиболее музыкальное дерево – клён. Ясень, бук. Сухое било из этих пород при клепании даёт разные по высоте звуки. Зависят они от тольщины места удара и силы удара. Из этих звуков складывается незамысловатая мелодия. В русских северных скитах она обычно бывала нетороплива, а вот на юге. Например на Афоне, мелодия содержит даже виртуозные пассажи. Таких мелодических клепаний перед службой совершается три. Между ними паузы в три-четыре минуты. Каждое клепание при этом заканчивают редкие и сильные удары, указывающие порядок клепания первого, второго и третьего.

Ударял в било пономарь. Вот как сказано в старинной книге: «Когда приближается время утрени, встаёт будильник и идёт прежде к келье Игумена… Когда Игумен скажет изнутри: «Бог спасёт тя», будильник становится перед его кельей и… повелевает (пономарю) клепать в било. Когда клепают, он обходит братские кельи и будит всех, громко говоря: «Благословите святий». Когда обойдёт все кельи, пономарь ударяет в другое било. В это время все монахи собираются к церкви. При ударении, наконец, в малое било входят и становятся на паперти с Игуменом…»

В службе каждому билу отводится своё место: «В будни дни для сбора в девятом часу ударяли в малое било, перед началом вечерни – в большое, затем в медное или железное, и уже после этого начиналась вечерня. Зов к полунощнице… били медленно до пятидесяти раз. В это время братия пели полунощницу, по окончании её ударяли в железное или медное било, начиналась утреня. На всеношной ударяли три раза: перед началом – для сбора братии, перед шестопсалмием – для второго сбора… перед Евангелием…» Эти уставные указания стали относиться и к колоколам, когда било уступило им место в церкви.

А в наше время, когда множество церквей и монастырей возрождается к жизни, не уступая колоколу, старое доброе било опять служит Богу и людям. Хотя формы его встречаются самые неожиданные: подвешенный пустой котёл, баллон, кусок рельса, попавший под руку необработанный, но «поющий» кусок дерева.

Откуда пришёл колокол?

Одному из монахов древнего Афона принадлежит замечательное сравнение била и колокола: «Слабые звуки дерева и железа напоминают нам наясные и таинственные речи пророков, а шум и стройная игра колоколов – благовестие Евангелия, торжество его во всех концах вселенной…» Но не сразу колокол стал Евангельским благовестником. Путь его к христианскому храму долог и до сих пор наполнен для нас немалым количеством загадок. Одна из них – происхождение колокола.

История колокола насчитывает более 4000 лет. Древнейшие предки колокола – бубенец и колокольчик учёные нашли в быту многих народов: египтян, евреев, этрусков, скифов и др. принадлежащие разным землям они были удивительно схожи по своей форме.
Ещё в IV веке до нашей эры люди научились изготовлять бронзу. Из неё делали различные предметы. При ударе бронза даёт певучий и продолжительный звук. Согнутая в замкнутую форму бронзовая пластина с привешенным внутрь грузом от малейшего сотрясения производило звон. Так мог появиться колокольчик.

Бубенец же устроен ещё проще. Он весь круглый, а внутри его катаются металлические шарики. В колокольчике яркий звук давало открытое отверстие. А в бубенце для большей звучности делались удлинённые прорези. Формы бубенца и колокольчика у древних мастеров иногда влияли друг на друга. Бубенцы могли иметь форму колокольчика, при этом нижнее отверстие закрывалось крышечкой. В колокольчике же могли делаться дополнительные щели-прорези, свойственные бубенцу.

Самые ранние (XXIII—XVII век до н. э.) из найденных колоколов имели небольшие размеры (4,5 и 5,7 см) и были изготовлены в Китае. В Китае также впервые создали музыкальный инструмент из нескольких десятков колоколов (более шестидесяти). Пользовались колоколами по-разному: вешали на пояс, отпугивая злых духов; использовали в качестве амулетов на шеях лошадей; применяли в военной службе; в храмах при богослужении; во время церемоний и ритуалов. К V веку до нашей эры увлечение колокольной музыкой сделалось в Китае очень велико. Колокола уже достигали высоты 80 см. причём, технология их отливки достигла такого совершенства, что колокола делались с заранее заданным тоном звучания.

В Европе аналогичный музыкальный инструмент (карильон) появился почти на 2000 лет позднее. Самым ранним из известных колоколов Старого Света на данный момент является ассирийский колокольчик, хранящийся в Британском музее и датируемый IX веком до н. э.

В городах Европы сигнал колокола извещал об открытии рынков, бань и поливках улиц. Звоном колокола сопровождали преступника на казнь. Его сигнал в Бонне означал начало уборки улиц. В Этампе (Франция) после удара колокола, называвшегося «Преследователь гуляк», тушили уличные огни. А в Бовине (Франция) существовал колокол, объявлявший о начале торговли рыбой и называвшийся «Торговка рыбой». В Турине (Италия) «Хлебный колокол» — для домохозяек. В средневековой Англии колокол сопровождал похоронную процессию. В Антверпене (Бельгия) один колокол оповещал о начале и конце рабочего дня, а с ударом другого колокола открывались и закрывались городские ворота. В Берне (Швейцария) существовал колокол «Красная книга», на внутренней его стенке были выгравированы имена казнённых. Были и морские сторожевые колокола, крепившиеся к плавающему бую или к скале. И до сих пор гибель судна в иных прибрежных местах отмечается ударом колокола.

В Церкви колокола используются приблизительно с конца V века, первоначально в Западной Европе. Существует предание, в котором изобретение колоколов приписывается Св. Павлину, Епископу Ноланскому на рубеже IV и V веков в южной Италии в древней области Кампаньи, которая издавна славилась хорошим качеством меди. Поэтому и древним церковным колоколам дано название «кампанов». Эти первые христианские колокола были небольшими, помещались на папертях перед входом в храм или на специальных перекладинах, опиравшихся на столбы. Со временем колокола прибавили в весе и их стали устанавливать на крыше церкви в башенке. Звонили при этом с земли.

В Византию колокола попали сравнительно поздно, во второй половине IX века, и широкого распространения не получили.

Начало православным колоколам положил подарок венецианского дожа Орсо I греческому императору Михаилу III. Это были 12 колоколов, которые греки разместили на специально выстроенной колокольне рядом с собором Святой Софии в Константинополе в 865 году. Но Византийская империя в XV веке окончательно пала под натиском турецких полчищ. Константинополь был переименован в Стамбул, греки-христиане вытеснены в один квартал и обложены податями. Колокола были запрещены, а первые колокола Софийского Собора уничтожены. Разрешались колокола лишь в самых отдалённых обителях, и православный Восток продолжал пользоваться билом.

Колокола на Руси

Впервые о колоколах в русских летописях упоминается под 988 год. Завозились они на Русь из Западной Европы и, в гораздо меньших количествах, из Византии. Надписи на колоколах читались справа налево, так как буквы вырезали по форме обычным порядком. В северные Русские земли колокола завозились с Запада, а в Киев – из византийского города Корсунь. Позднее на Руси корсунскими называли все заморские предметы с Ближнего Востока. Отливка же собственных колоколов если и существовала, о незначительная. Ведь времена те были тяжёлыми. Распри князей не давали спокойной жизни русской земле, а затем появился страшный враг – татаро-монголы, терзавшие Русь два с половиной столетия. Колокола переходили из рук в руки как ценный трофей в междоусобных войнах, разбивались и плавились в огне пожарищ татаро-монгольских погромов.

В 1380 году московский князь Дмитрий Донской одержал победу над Мамаем. Поняли князья необходимость своего объединения. И, несмотря на продолжавшиеся набеги Тохтамыша и Тимура-хромца, началось «собирание русских земель в единое государство – Московскую Русь, которое быстро росло и укреплялось. К XVI веку наполнится оно множеством церквей, и зазвучат на русских просторах колокола в полный голос выражением молитвы, торжества и крепости православия, верность которому закалили жёсткие испытания».

В Русской Православной Церкви колокола делятся на три основные группы: большие (благовестники), средние и малые колокола.

Форма колокола

«Коло» – круг, колесо, обод. «Кол» – круглая палка, ствол молодого дерева с заострённым концом. По приданию, первый христианский колокол принадлежал святому павлину, епископу Ноланскому. Якобы он увидел во сне полевые колокольчики, издававшие приятный перезвон, и после этого сна велел отлить колокола, имевшие форму колокольчика.

Действительно, колокола можно сравнить с этим цветком. Но при общем сходстве форм, каждый колокол имеет свои отличия. Между колоколами XI-XII веков и более поздними – большая разница. Колокольных мастеров заботил не внешний вид колокола, но его звук. С увеличением размера и веса, голос колокола становился ниже и громче. Здесь выявилась прямая зависимость звука от формы или, как принято говорить, профиля колокола. Нужный профиль и искали мастера. В XI веке колокол напоминал улей, за что он и был так назван. В XII веке по аналогии его называли «сахарной головой». Так называемый классический или, иначе готический, профиль был найден в XIII веке. Его придерживались и в последующие времена. Конечно, имелись при этом и частые отклонения от классического профиля, выдававшие почерк какого-то конкретного мастера или литейной школы.

Устройство типичного европейского колокола

Толщина стенок колокола неодинакова: к ушам (короне) – тоньше, к месту удара языком – толще, а у самого края – совсем тонкая. При таком соотношении звук выходит хороший.

О звонницах и колокольнях

Можно предположить, что в домонгольский период для размещения колоколов специальных сооружений не строили. Самые первые храмы были без колоколен; звонницы и колокольни стали возводить позже. Первая информация о существовании звонницы в Пскове датирована 1394 годом. В Новгороде в 1437 году звонница уже была. И тем не менее, даже в первой половине XVII века из записей немецкого учёного, литератора и художника А.Олеария известно о необычном для европейца способе подвески колоколов — на столбах. Но сколь на хороши были псковские звонницы, а принять они могли лишь средние и малые колокола. Для больших же колоколов понадобились особые сооружения – высокие колокольни. Чем выше колокольня, тем выше можно поднять колокол и тем дальше его слышно.

Ещё в первой половине XIV века появляется словосочетание «иже под колоколы», где единственный купол на высоком барабане служил одновременно и колокольней. Самой первой из известных церквей «иже под колоколы» была построена в 1329 году в Московском Кремле церковь во имя Иоанна Списителя Лествицы. В храмах «иже под колоколы» колокола развешивались в арках, специально сделанных для этого в основании барабана.

Но сначала были звонницы. Самые первые, ещё совсем примитивные звонницы представляли собой перекладину, концы которой закреплялись на опорах. К горизонтальной перекладине-брусу крепились колокола. Их суммарный вес зависел от прочности перекладины. В случае необходимости для увеличения несущей способности перекладины можно было увеличивать количество опор. Так появились многопролётные звонницы. Нередко встречались звонницы, у которых один край размещали на деревянном столбе, а второй был встроен в стену храма. Раскачивали колокола звонари, стоящие на земле.

Одновременно были и другие варианты звонниц — треноги. Ещё проще — колокола вешали на дереве, но звук тогда звучал очень слабо, его гасила крона, и этот способ использовался редко, в случае крайней необходимости и ненадолго.

Чем больше размещали колоколов, тем больше они занимали места, да и управлять ими становилось все труднее. Тогда возникла идея размещать колокола ярусами. Так и стали строить колокольни. И у звонниц, и у колоколен есть свои преимущества и недостатки. Например, ещё в старину православные заметили, что звук от колоколов на звоннице распространяется не равномерно, а на колокольнях во все стороны света он идёт одинаково. И ещё при размещении колоколов на нескольких ярусах очень трудно добиться слаженности звучания — звонари не видят друг друга.

В начале XVI века появляются звонницы на некотором расстоянии от храма, как бы подчёркивая их важную самостоятельную роль. При этом создавалась единая архитектурная композиция, в которой звонница (колокольня) нередко становилась вертикальной градостроительной доминантой.

Самое главное отличие колоколен от звонниц — центричность плана и вертикальный объём. Поярусное расположение звонов бывает и в звонницах. Колокольни могут быть простыми одноярусными или сложными многоярусными, столпообразными или шатровыми. В плане они тоже бывают разными: квадратными, круглыми или восьмигранными.

Колокола

Колокола Церковные книги объясняют духовный смысл колокольни. Она может означать «гору, с которой Господь благовествовал Евангелие, и мачту корабля, где находится наблюдатель, возвещающий об опасности или приближении долгожданной цели плавания, и вершину земной истории человечества, на которой прозвучит архангельская труба, благовествующая о Христе…»

В Москве самым величественным образцом столпообразной колокольни стала колокольня всех Кремлёвских Соборов, названная «Иваном Великим». Возведена она в 1600 году по приказу Бориса Годунова. В России тогда свирепствовал голод. Царь строил эту колокольню, как и другие здания, с целью дать народу работу. Колокольня сооружалась на месте церкви Иоанна Лествичника. Церковь не была уничтожена, а оказалась под колокольней. За это и дали колокольне имя «Иван Великий». Высота колокольни 100 метров. Позднее рядом построили звонницу. Наибольшим из её 33 колоколов был Успенский или Праздничный. С его удара начинался звон всех московских церквей в Великую ночь перед Пасхой.

Все колокольни в Москве были округлые одноярусные или многоярусные башни с окнами-проёмами.такие колокольни предназначаются для одного-двух звонарей, так как в них, попросту, тесновато. По проекту митрополита Ионы была создана просторная, сводчатая галерея с широкими окнами-проёмами на 10 метров в ширину, 20 м в высоту и 30 м в длину. Здесь удобно разместились большие и малые колокола, а звонари, располагаясь вдоль галереи, не мешали друг другу и звонили слаженно.

Но совершенно особое сооружение создал под колокола митрополит Иона Сысоевич в городе Ростове Великом в своё правление Ростовской митрополией с 1652 года по 1691 год. По его настоянию мастером Андреем были отлиты два больших колокола: Лебедь в 500 пудов и Полиелей в 1000 пудов. Выписанный Ионой московский мастер Фрол Терентьев отлил колокол в 2000 пуда, названный по желанию Ионы в честь своего отца Сысоем. Эти прекрасные колокола дали стройное До-мажорное трезвучие. Оно стало основой ростовских звонов, считающихся лучшими в мире. Благодаря отцу Израилеву, сделавшему первые нотные записи колокольных звонов, Ростовские звоны восстановлены и звучат сейчас.

Церковные звоны

Церковные звоны разделяются на три основных вида: благовест, перезвон (или перебор) и трезвон. Благовест звонят в один колокол. Удары в разные колокола поочерёдно называют перезвоном или перебором. Звон, при котором звонят во все колокола в три приёма с паузами между ними, называется трезвоном.

Благовест бывает к утрени, вечерни и, к так называемым, часам перед литургией. Строение благовеста следующее: три редких медленных протяжных удара, до полного угасания звука, затем идут удары более короткие, мерные, в которых как бы слышен призыв: «К нам… к нам…» На колокольнях, имеющих несколько больших колоколов, благовестников обычно несколько. Благовест в самый большой колокол звонят по большим двунадесятым праздникам. Он разносится далеко окрест, звонит долго, до сотни и более ударов. Звуки его особенно торжественны. Звонарь, раскачав язык колокола, бьёт в один край, а затем по инерции с силой посылает его в противоположный край колокола. Если в колоколе одна, две и более тысячи пудов, то язык раскачивают несколько звонарей. Получаются ритмичные удары, создающие настроение праздничности.

Благовест в колокол по второй по значимости величине, звонят в праздники не столь значительные. Ударяют в него в один край. Благовест в средний по величине колокол, звонят по будним дням.

За благовестом к торжественным литургиям следует трезвон. А в особо торжественных случаях благовест переходит в перезвон, после чего следует трезвон.

В церкви различают литургию раннюю и позднюю. Перед ранней литургией благовест бывает не частый, без перебора и трезвона. Перед поздней литургией благовест частый, с трезвоном в конце. Благовест бывает и во время литургии: начинается с пения «Достойно и праведно есть поклонятися Отцу и Сыну и Святому Духу» и продолжается до пения «Достойно есть, яко воистину блажити Тя, Богородицу».

Точное происхождение слова «трезвон» идёт от слов «три звона», т.е. это особая форма звона, состоящая из трёх частей, когда колокольная музыка, в которой используется весь набор колоколов, повторяется трижды с небольшими перерывами. И если благовест только призывает к службе, то трезвон возвещает уже действительно начало службы. Каждый храм и монастырь имеет свой неповторимый трезвон.

Если такая колокольная музыка с перерывами повторяется не трижды, дважды, то её называют «двузвон».

Перезвон – один из древнейших приёмов звона. Звонарь перебирает по очереди все колокола. Перезвон лежит в основе двух совсем разных по характеру звонов: свадебного и погребального. Первый почти забыт, ведь долгие годы венчание было под запретом. Более точное название этого перезвона – «послесвадебный», «разгонный». Уже в названии указывается место звона – в конце венчания. Начинается он длинным ходом от малых зазвонных колоколец, с постепенным прибавлением больших колоколов. Заканчивается всё ярким фортиссимо, когда те же семь ударов бьют все колокола вместе. Прекращается этот гомон ударом «набольшего» колокола. Количество ударов в каждый колокол, вероятно, звонарь устанавливал сам.

В погребальном или проводном звоне перебираются колокола уже не весело, но грустно. Здесь выражается скорбь об усопшем человеке. Удары должны быть медленные, по одному разу в каждый колокол, начиная с самого малого до самого большого. После этого ударяют одновременно во все колокола. Затем следует повторение. Движение от малого колокола к большому означает собой жизнь человека на земле, от младенчества до старости. Одновременный удар во все колокола – оставление всего земного и пересечение земной жизни смертью. После этого по русскому православному обычаю совершается краткий трезвон, как напоминание о воскресении души. Таким образом, когда усопшего несут на отпевание в храм, положен скорбный перебор, а при внесении в храм – трезвон. После отпевания, при выносе из храма – снова перебор колоколов, оканчивающийся трезвоном.

И ещё раз о звуке

Звонят звонари и звоном врачуют землю. Сегодня учёные института литосферы, изучающие чудесные целительные действия колокольного звона в периоды эпидемий, подтвердили, что энергия ультразвуковой волны колокола действительно врачует человека и окружающую атмосферу. Колокольный звон обезвреживает вирусы гриппа, желтухи, в несколько секунд уничтожает тифозную палочку и другие инфекции. Неверующие учёные недоумевают: откуда всё это знали много веков назад наши предки, круглые сутки, клепая то в одни, то в другие колокола, пока не сгинет болезнетворная напасть? А верующие учёные отвечают: без сомненья, эти знания от Бога.

Колокольный звон в своей силе, мощи и красоте необычайно целителен для любого человека, и особенно для славянина. Он лечит душу и тело. Он возвышает духовно, восстанавливает энергетически, гармонизирует психику и укрепляет физическое здоровье. Колокольный звон насыщает пространство позитивной энергией, очищает окружающую местность, наполняет воздух высокими энергиями добра и любви.

Акустическая волна при колокольном звоне распространяется в виде креста. Также происходит мощное очищение пространства и на физическом уровне, снижается активность болезнетворных бактерий и вирусов. Колокола являются генераторами энергии в ультразвуковом диапазоне. Колокольный звон имеет ультразвуковой спектр более 25 кГц, что и используется для стерилизации пространства. Причём для этой цели эффективен только живой звук! Как известно, звонари не болеют простудными заболеваниями.

Колокольный звон восстанавливает энергетическое поле человека. Так, в исследованиях Андреева Ю.А. о лечебном влиянии колокольного звона на человека, регистрировалось состояние энергетического поля испытуемого до и после акустических воздействий. При этом определённо наблюдалось увеличение площади и симметрии энергетического поля. Т.е. экспериментально было доказано оздоровление энергетики человека после прослушивания колокольного звона (см. рисунок).

Энергетика человека и колокольный звон

Колокольный звон способен усиливать вибрации человека и окружающего его пространства. Отрицательная энергия с низкими вибрациями растворяется, рассеивается или дробится и выводится из биополя человека. Колокольный звон входит в резонанс с энергосистемой человека, активизирует его чакры, увеличивает энергетический потенциал человека.

Во все колокола

Какие только школы не открываются сегодня в Минске, чему только не учат! Кажется, уже ничто не может удивить. Ан нет! Известие о том, что в столице открыта школа колокольного звона, вызывает искреннее любопытство.

На звоннице, что возле храма в честь иконы Божьей Матери «Всех Скорбящих Радость», стояла молодая женщина и била во все колокола.

«Подняв головы, смотрели стоявшие на того, кто играл вверху, запрокинувшись. Он летел бы, если бы не привязи языков колокольных, которыми он правил в самозабвенном движении, как бы обняв распростёртыми руками всю колокольню, увешанную множеством колоколов – гигантских птиц, испускавших медные гулкие звоны, золотистые крики, бившиеся о синее серебро ласточкиных голосов…»

(А.И.Цветаева, Н.К.Сараджев «Мастер волшебного звона», стр. 15).

Первая мысль – женщина-звонарь? Не богохульство ли это? Но вдруг из машины митрополита, проезжающей мимо, — благословляющий жест. Значит, всё по чину.

Оказалось, что в Беларуси ощущается острая нехватка звонарей. Особенно остро проблема эта встала в последнее время, когда в церквях созывать колокольным звоном народ к службе взялись любители и, не имея специальных знаний, разбили много старинных колоколов. вот тогда и было принято решение организовать школу, которая готовила бы звонарей-профессионалов.

Организовали её при храме в честь иконы Божьей Матери «Всех Скорбящих Радость», а благословить благое начинание приехал сам митрополит Филарет.

До октябрьской революции в России литьё колоколов было развито очень широко. В Минске завод по их производству располагался неподалёку от Военного кладбища. После революции колокольный звон запретили, а сотни тысяч колоколов были сброшены с колоколен и переплавлены. Между тем голоса многих были уникальны и неповторимы.

Что же касается металла, из которого отливается колокол, то главный металл – это медь. Для известного рода звучания к меди прибавляют бронзу, золото, серебро, чугун, платину и сталь. Для более резкого звучания колокола в раствор прибавляют золото, для более нежного – платину.

Нынче за возрождение традиций литья колоколов в Беларуси взялась фирма «Отменное литьё». Общество «Отменное литье» отливает колокола на производственной базе Минского станкостроительного завода. Завод этот был построен ещё до революции и до недавнего времени был известен во многих странах мира своей продукцией — протяжными станками. Коллектив, в который, кроме рабочих, инженеров, конструкторов, входят художники, скульпторы, иконописцы, возглавляет мастер литейного дела Анатолий Данилов, однофамилец, а может быть и потомок того самого колокольного мастера Данилова, что в 1652 году отлил самый большой в мире колокол в 8 тысяч пудов. Первый колокол весом 25 кг был отлит в октябре 1996 года по заказу настоятеля церкви во имя преподобной Евфросинии Полоцкой в Ивенце отца Виктора Перегудова для приписного Свято-Николаевского храма. И до сего времени «Отменное литьё» остаётся единственным изготовителем колоколов в Беларуси. Сегодня «Отменное литьё» входит в первую десятку производителей колоколов на территории стран бывшего Советского Союза. Колоколами, изготовленными в ООО «Отменное литьё», оснащены колокольни храмов многих благочиний всех десяти епархий Белорусского Экзархата. Прослышали о благозвучии белорусских колоколов в Польше, в России, в Украине и других странах. Приобрели минские колокола православные люди из Белостока, звонят в них в Павловске Санкт-Петербургской епархии, в черноморском городе Сочи, в соседнем Смоленске, в подмосковных Люберцах, в Нижегородской губернии. Полный набор колоколов приобрёл настоятель одной из церквей, находящейся в Архангельской губернии, отец Феодосий. Отлит именной колокол от Правительства Республики Беларусь для Мемориального комплекса в память героев-чернобыльцев, создаваемого по инициативе церковной общественности в городе Москве.

Как следствие признания успехов фирмы «Отменное литьё» стало принятие её в 1998 году в Ассоциацию колокольного искусства России (АКИР). В январе 1999 года «Отменное литьё» принимало участие в международном фестивале колокольных звонов, проходившем в Новгороде Великом, городе, где, по предположению учёных, впервые на Руси появились колокола. В мае 1999 года «Отменное литьё» вместе с ведущими колокололитейщиками Европы и Азии участвовало в акции мирового масштаба под названием «Колокольный перезвон во имя мира». «Отменное литьё» приняло участие в традиционном фестивале «Преображение», проводимом ежегодно в древнем русском городе Ярославле, где белорусские и российские мастера совместными усилиями отлили колокол для Надвратной церкви Ярославского Спасо-Преображенского монастыря.

Для Беларуси очень велика потребность в мастерах колокольного звона, т.к. грамотный звонарь нужен практически в каждом приходе, где есть колокольня и набор колоколов. У колокольного звона есть свой устав, которому будет учить эта школа.

Колокольный звон занимает центральное место в церковной службе. Причём, что в жизни христианской общины всё имеет центральное место, в том числе и свеча, и кадило, и удар в колокол – гармония в синтезе церковных служб и искусств.

Ежегодно, с 2005 года, в Каргополе (что в Архангельской области), проводится единственный на постсоветском пространстве зимний фестиваль колокольного искусства, под названием «Хрустальные звоны». Этот фестиваль приурочен к празднику Крещения Господня. Сюда приезжают звонари из городов: Москва, Санкт — Петербург, Ростов Великий, Вологда, Ярославль, Петрозаводск, Омск и Архангельск. Фестиваль, проведённый в 2009 году, ознаменовался присутствием на нём звонарей из Сербии и Беларуси.

Читать продолжение: Колокол ч.2